Гарсиа Лорка. Стихотворения

Известный испанский поэт, Гарсиа Лорка, Федерико (Garcia Lorka, Federico) (1898–1936) рано начал писать стихи. Его произведения переведены на десятки языков, считаются культовыми на родине и пользуются огромным уважением в разных странах, в том числе и в России. Известен также как драматург, музыкант и художник-график.

Поэма о солеа


Поэма о цыганской сигирийе


Поэма о саэте

Силуэт Петенеры
Три города
Ноктюрны из окна
Цыганское романсеро
Три исторических романса
Мучения Святой Олайи
Стихотворения Гарсиа Лорка в алфавитном порядке

АБВГДЕЖЗИКЛМНОПРСТУЦЧШЭЯ
стихи о любви Гарсиа Лорки
  • 1910 (Aquellos ojos míos de mil novecientos diez)
__________________________________
А
__________________________________
Б
__________________________________
В
__________________________________
Г
___________________________________
Д
____________________________________
Е
___________________________________
Ж
___________________________________
З
__________________________________
И
____________________________________
К
________________________________
Л
________________________________
М
____________________________________
Н
____________________________________
О
___________________________________
П
___________________________________
Р
__________________________________
С
___________________________________
Т
___________________________________
У
________________________________
Ц
___________________________________
Ч
___________________________________
Ш
___________________________________
Э
___________________________________
Я
____________________________________


Лучшие стихотворения

Гарсиа Лорка: Маленькая бесконечная поэма

Сбиться с дороги -
это слиться с метелью,
а слиться с метелью -
это двадцать столетий пасти могильные травы.

Сбиться с дороги -
это встретиться с женщиной,
которая режет по два петуха в секунду
и не боится света,
а свет - петушиного крика,
задушенного метелью.

А когда метель задохнется -
пробудится южный ветер,
но и ветры стонов не слышат -
и поэтому снова пасти нам могильные травы.

Я видел, как два колоска воскового цвета,
мертвые, хоронили гряду вулканов,
и видел, как два обезумевшие ребенка
отталкивали, рыдая, зрачки убийцы.

И я знаю, что два - не число
и числом не станет,
это только тоска вдвоем со своею тенью,
это только гитара, где любовь хоронит надежду,
это две бесконечности, недоступные
друг для друга.
и еще это стены мертвых
и напрасная боль воскрешенья.
Цифра два ненавистна мертвым,
но она баюкает женщин,
и они пугаются света,
а свет - петушиного крика,
петухам же в метели не спится,
и поэтому вечно пасти нам могильные травы.

Гарсиа Лорка: Что станет с поэтом бездомным

Если смерть - это только смерть,
что станет с поэтом бездомным
и с вещами, которые спят
оттого, что никто их не вспомнит?
О солнце, солнце надежд!
Воды прозрачность и ясность!
Сердца детей! Новолунье!
Души камней безгласных!
Сегодня чувствую в сердце
неясную дрожь созвездий,
сегодня все розы белы,
как горе мое, как возмездье.

Гарсиа Лорка: Стихи - это чёрные листья

В этой книге всю душу
я хотел бы оставить.
Эта книга со мною
на пейзажи смотрела
и святые часы прожила.

Как больно за книги!
Нам дают они в руки
и розы, и звёзды,
и медленно сами уходят.

Как томительно видеть
те страданья и муки,
которыми сердце
свой алтарь украшает!

Видеть призраки жизней,
что проходят - и тают,
обнажённое сердце
на бескрылом Пегасе;

видеть жизнь, видеть смерть,
видеть синтез вселенной:
встречаясь в пространстве,
сливаются вместе они.

Стихотворная книга -
это мёртвая осень;
стихи - это чёрные листья
на белой земле,

а читающий голос -
дуновение ветра:
он стихи погружает
в грудь людей, как в пространство.

Поэт - это дерево
с плодами печали:
оно плачет над тем, что любит,
а листья увяли.

Поэт - это медиум
природы и жизни, -
их величие он раскрывает
при помощи слов.

Поэт понимает
всё, что непонятно,
и ненависть противоречий
называет он дружбой.

Он знает: все тропы
равно невозможны,
и поэтому ночью по ним
он спокойно идёт.

По книгам стихов,
среди роз кровавых,
печально проходят
извечные караваны;

они родили поэта,
и он вечерами плачет,
окружённый созданьями
собственных вымыслов.

Поэзия - горечь,
мёд небесный, - он брызжет
из невидимых ульев,
где трудятся души.

Она - невозможность,
что внезапно возможна.
Это арфа, но струны -
пламена и сердца.

Она - жизнь, по которой
мы проходим с тоскою,
надеясь, что кормчий
без руля проведёт наш корабль.

Стихотворные книги -
это звёзды, что в строгой
тишине проплывают
по стране пустоты
и пишут на небе
серебром свои строки.

О глубокое горе -
и навек, без исхода!
О страдальческий голос
поющих поэтов!

Я хотел бы оставить
в этой книге всю душу...

Гарсиа Лорка: Из неоконченной поэмы

I

Первое утро
было бездонным оком,
когда из-под век непроглядных
выглянул жаркий зрачок.

В потемках лесные листья
укрыли гнездовье мысли.
Родник выведывал тайны,
а звездочки-непоседы
сбегались послушать сказку
и важно вели беседы.
И Бог был еще бездетным,
а мир наш – еще в зачатке.
Все было простым и ясным
и не играло в прятки.
Вино предвкушали гроздья,
колосья хлеб предвкушали.
Родник предчувствовал жажду,
а ветер – флаги и шали.
Но всё – и малая птаха,
и горный кряж – содрогалось
и не скрывало страха.
А бедные розы,
предвидя трескучие рифмы,
роняли свои лепестки
на прибрежные рифы.
И жаждали мифы,
во тьме вырастая громоздко,
вклубиться туманом
в извилины первого мозга.
Каштановый проливень меда
заигрывал с ядом.
Ягненок и лев
жили рядом,
голубка летала к орлице.
Ростки философий
Господь еще прятал в теплице.
И все было дивным, поскольку
еще не нашло примененья.
Ни омуты смерти,
ни времени ржавые звенья.

II

Господь шестидневья
еще не оброс бородою,
и детской улыбкой
светилось лицо молодое.
Два огненных рога
на лбу красовались высоком,
и на спину грива
спадала курчавым потоком.
Свой смех обращал он в созвездья,
а слезы в каменья,
был первым арфистом
и страстным любителем пенья.
Неистовый нравом,
свои обуздал он желанья,
поглядывал на ангелиц,
но уже с расстоянья.
Он был молодым и красивым,
творец безбородый,
великий ваятель,
гончар человечьего рода.

III

Был первый рассвет,
и на первом рассвете
мужчина и женщина
спали, как дети.
Но солнце взошло,
и проснулась от жара
у древа познанья
прилегшая пара.
Играя листвой,
они подняли гам,

и яблоко сердцем
упало к ногам.
Оно обещало
дар слова бесценный,
свободу души
и наказ беспременный
беречь от ярма эту душу живую,
и вкус непокорности
и поцелуя.
Адам был чернющим,
а Ева – светлее,
но оба страшны.
Не волосья, а змеи.
Тигриное тело бугрилось от мощи.
Баюкали их предрассветные рощи.
Но стало светать,
и на самом-то деле
они родились,
когда яблоко съели.

И только тогда
открыли им
душу вино и вода.


Гарсиа Лорка: Вы, может, читали стихи

На узенькой тропинке
маленький старый ящер
(родственник крокодила!)
сидел и думал.
В своем сюртуке зеленом,
похожий одновременно
на дьявола и на аббата,
подтянут, весьма корректен,
в воротничке крахмальном,
глядел он солидно и важно,
словно старый профессор.
Эти глаза артиста
с неудавшеюся карьерой,
как печально они провожали
умирающий вечер!

Вы только в сумерки, друг мой,
совершаете ваши прогулки?
Вы ходите разве без трости,
дон Ящер? Ведь вы стары,
и дети в деревне могут
напугать вас или обидеть.
Что ищете вы на тропинке,
близорукий философ?
Взгляните, разорвано небо
призрачными тенями
августовской вечерней прохлады!

Вы просите подаянья
у тускнеющего небосвода?
Осколок звезды иль каплю
лазури?
Вы, может, читали
стихи Ламартина, хотите
насладиться серебряной трелью
певчих птичек?

(Ты смотришь на пламя заката,
и глаза твои заблестели -
о грозный дракон лягушек! -
человеческими огоньками,
И плавают челны-мысли,
без руля и ветрил, качаясь
в подернутых тенью водах
твоих зрачков потемневших.)

Пришли вы, быть может, в надежде
красавицу ящерку встретить,
зеленую, словно колос
в мае,
гибкую, словно былинка
над тихой заводью сонной?

Она вас отвергла, я знаю,
и покинула ваше поле...
О, где ты счастливая младость,
любовь в камышах душистых?!
Но к черту! Не унывайте!
Вы мне симпатичны, право.
Девиз: "Я противопоставляю
себя змее", - недаром
начертан на вашем солидном
епископском подбородке.

Уже растворилось солнце
в тумане между холмами,
по дороге, пыль подымая,
двинулось стадо.
Пора на покой, дружище,
сойдите с тесной тропинки,
ступайте домой, и хватит
думать!
Успеете налюбоваться
на звезды и на небо,
когда не спеша вас будут
есть черви...

Вернитесь в свой дом скорее,
под поселком сверчков болтливых!
Спокойной вам ночи, друг мой,
дон Ящер!

Поле уже безлюдно,
холмы погрузились в сумрак,
и дорога пустынна;
лишь время от времени тихо
кукует кукушка где-то
в тополях темных.

Гарсиа Лорка: Запоздалые стихи

Закат и грай вороний,
и реки все бездонней.

Смотрю, как под седою
плакучей ивой дыма,
отражена водою,
вся жизнь проходит мимо.

И вижу, что доселе
в любви или печали
мне соловьи не пели
и флейты не звучали.

Смыкалась ночь сурово,
и только ветер дикий
сметал с пережитого
все солнечные блики.

Подобно мертвым рекам,
душа моя поныне
томится жгучим эхом
покинутой пустыни.
Душа, рабыня яви,
смутна и незнакома,
как женщина в оправе
оконного проема.

Закат и грай вороний,
и реки все бездонней.

Биография

Федерико Гарсия Лорка — знаменитый испанский драматург и поэт. Его талант распространялся на многие сферы искусства, в том числе на музыку. Лорку высоко ценили как художника-графика. Он известен как заметная фигура среди «Поколения 27 года».

Ранние годы
Поэт родился в семье простого земледельца 5 июня 1898 года в городке Фуэнте-Вакерос, что рядом с Гранадой. Мальчик занимался музыкой и увлекался живописью. Будучи подростком, переключился на написание стихов, эмоционально декламировал их в местных ресторанчиках. В университете Гранады Лорка изучал право. Под впечатлением от поездки в Кастилию в 1918 году он на собственные деньги опубликовал книгу в прозе. В 1919 году поэт перевелся на литературное отделение Мадридского университета. Вместе с друзьями-студентами устраивал театральные представления. Был известен благодаря публичным чтениям собственных стихов. Именно тогда и сформировалась группа «Поколение 27», в которую входили такие известные личности, как Луис Бунюэль, Рафаэль Альберти и Сальвадор Дали.

Первые работы

В 1921 году Лорка решился на публикацию стихов, сборник назывался просто — «Книга стихов». В ней ощутимо влияние Хименеса и Дарио, но стихи Лорки были особенно музыкальны, близки к народному творчеству. В 1927 году вышел сборник «Песни», в котором жизнь представлена в драматическом свете, присущем популярным андалузским песням. В эти годы поэт увлекался традиционным в Андалусии глубоким пением, принимал участие в фестивалях. В этом же году в Барселоне прошла его первая персональная выставка картин. В 1929 году была организована театральная труппа «Балаган», которую возглавил Лорка. Участники поставили своей целью возрождение у зрителя интереса к классической драматургии Испании. Они давали в селах представления пьес Сервантеса, Кальдерона и Лопе де Веги.

Первый ошеломительный успех пришел благодаря постановке «Марианна Пинеда». Декорации для сцены сделал Сальвадор Дали. Эта историческая драма в стихах повествовала о мученической смерти девушки, живущей в Гранаде и ведущей подпольную деятельность против тирании Фердинанда VII.

Известность

Прославил Федерико Гарсиа Лорку в Испании и за ее пределами сборник стихов «Цыганский романсеро», изданный в 1928 году. Также пользовалась успехом «Поэма о жалобной песне», опубликованная в 1931 году и закрепившая за поэтом славу «цыганского поэта». В этих произведениях дарование Лорки раскрывается наиболее полно, проявляются основные черты характера. Его восприятие жизни наполнено фатализмом, чувствуется громадный эмоциональный накал. В 1929 году поэт уезжает в Нью-Йорк, изучает в Колумбийском университете английский язык. Здесь он сблизился со многими театральными труппами, как профессиональными, так и любительскими. Так родился сборник «Поэт в Нью-Йорке», который увидел свет только в 1940 году, после смерти Лорки.

Лорка и театр

Вдохновленный театром, вернувшись на родину в 1931 году, поэт собрал собственную труппу. Его проба себя в драматургии была удачна. Многие фарсы стали очень популярны: «Волшебная башмачница», написанная в 1930 году, «Любовь дона Перлимплина», опубликованная в 1933 году. В этом же году Лорка отправляется в Буэнос-Айрес для того, чтобы ставить там эти пьесы. Одной из самых знаменитых пьес Лорки-драматурга до сих пор является «Кровавая свадьба», поставленная в Мадриде в 1933 году. Она сразу заслужила огромную зрительскую любовь. Тема была взята из небольшой газетной заметки: невеста в свою первую брачную ночь сбежала с другим. Автор задумал произведение как первую часть трилогии «Испанская вселенная». В основе всех трех пьес лежат трагедии женщин, вызвавшие кровавые распри. Вторая часть написана в 1934 году — это трагедия «Йерма». Она рассказывает о женщине, которая больше всего на свете хочет стать матерью, но ее муж не способен стать отцом. Йерма не хочет изменять супругу, но и не хочет нарушать традиции, бросать мужа. В итоге она решается на кровавый поступок — его убийство. Спектакль приняли не так хорошо, как «Кровавую свадьбу». Критики накинулись на драматурга, обвиняли его в пренебрежении испанскими традициями.

В 1935 году Лорка писал трагедию «Дом Бернарды Альбы». Это окончание трилогии. Сюжет разворачивается вокруг пяти дочерей очень деспотичной женщины, которая заключила девушек в строгие рамки и требовала выполнения всех предписаний. Трагедия в том, что дочери жаждут любви и прощания с материнским домом. Мать стала причиной смерти возлюбленного младшей дочери, и та, не перенеся горя, покончила с собой. Лорка писал деспотичную Бернарду специально под талант гениальной актрисы Маргариты Ксиргу. При жизни автора трагедия не была поставлена, зато считается его высшим достижением на ниве драматургии.

Сам Лорка больше всего любил свои пьесы «Аудитория» и «Когда пройдет пять лет». Он считал, что в них разрушаются рамки театрального реализма, находят воплощение сюрреалистические драматургические эксперименты. Последнее поэтическое творение литературного гения — «Плач по Игнасио Cанчесу Мехиасу», написанный в 1935 году. Оно посвящено смерти одного из близких друзей поэта, известного тореадора.

Гибель

Летом 1936 Года Лорка планировал съездить в Мексику, но перед этим решил отправиться в родные края. В Испании уже начала разворачиваться Гражданская война. Через четыре для после прибытия поэта в Гранаде и во всей южной Испании развернулся военный мятеж. К мятежникам примкнул еще и гарнизон Гранады. Представители новой власти сразу же начали массовые аресты, и за ними — расстрелы. Все сторонники республиканцев и «левые» оказались в группе риска. Хотя Лорка не состоял в политических партиях, но считался «левым». Поэтому 18 августа его арестовали. А уже 19 августа вместе с двумя матадорами и школьным учителем расстреляли в овраге Виснар, что в предгорье Сьерра-Невады. Это произошло по приказу центра франкистов. Расстрел происходил на рассвете, в поэта попадала пуля за пулей, а он все пытался подняться. Так и вставал, пока совсем не затих, вцепившись руками в красноватую землю.

В 2008 году по инициативе его внучки была произведена эксгумация братских могил, но тело так и не было найдено. Существует несколько мифических версий, что он не погиб, а эмигрировал, но подтверждений этим домыслам не найдено. Удивителен факт, что Лорка будто предвидел свою смерть и неизвестность места захоронения. Предчувствие хорошо прочитывается в «Истории и круговороте трёх друзей».

Наследие

Последняя пьеса, хотя и считается неоконченной, все же была завершена поэтом за два месяца до гибели. Тогда он считал, что только приступает к лучшим своим произведениям. Франкисты же объявили все стихи, поэмы и пьесы Лорки вне закона, они были публично сожжены в Гранаде. Творчество Федерико Гарсиа Лорки многогранно, оно переплетено с народным сознанием. Поэзия его трагична, близка канте хондо (народному музыкальному искусству), так хорошо передающему атмосферу сумерек и ночи, небытия. Произведения поэта переведены на десятки языков, считаются культовыми на родине и пользуются огромным уважением в разных странах, в том числе и в России.

Гарсиа Лорка: Из советов поэту

Между стихотворением и деревом та же разница, что между ручьем и взглядом. Ни мыльных пузырей, ни свинцовых пуль. Настоящее стихотворение должно быть незримым. Учись у родника, который лихорадит ночные сады, и никто не знает, когда он смеется и когда плачет, когда начинается и когда кончится. На перекрестках пой вертикально. Не лишай стихи тумана – иной раз он убережет от сухости, став дождем. Строение и звучание слова так же таинственны, как его смысл. Никогда ничего не объясняй и не стыдись равного трепета перед бабочкой и бегемотом. Твой рацион: на севере – вино и звезды, на юге – хлеб и дождь. Встречая слово «Нет», пиши сверху «Да», а натыкаясь на «Да», сразу зачеркивай. Учти и помни, что лягушка строго критикует бредовый полет ласточки. Когда начинается «ты слезь, а я сяду» – ломай стул и в эти игры не играй. Не забывай и на пределе счастья или страха прочесть на ночь «Отче наш». В неприкаянной смуте предвечерья, когда люди вздыхают, а у деревьев голова раскалывается от птиц, выключи сердце и примерься к широким веслам заката. Если море тебя печалит, ты безнадежен.

1924

Стихотворения понравились? Поделись с друзьям, щелкнув на кнопку своего блога или социальной сети...